Кто такой
Книги нон-фикшн
Беллетристика
Рассказы
Статьи о несчастном покупателе
Самая разная наука
Вроде бы литература
Колонка и задачки в "Московской неделе" и Образцовый гороскоп
Не верю
Пресса о…
Друзья и товарищи
Фотогалерея
Новости
Дневник (ЖЖ)
Обратная связь


Главная Самая разная наука География Географические факты и события Успеть к разделу ледяного пирога

Успеть к разделу ледяного пирога

Успеть к разделу ледяного пирога

 

        Почти 200 лет назад российская экспедиция Беллинсгаузена и Лазарева открыла Южный материк. На карте мира появился Остров Петра I и Земля Александра I, причем важно, что эти топонимы сохранились до настоящего времени и очевидно, навсегда. Притом, что приоритет открытия Антарктиды россиянами оспаривается географами особенно – политиками) полудюжины стран. Действительно, русские моряки лишь дважды увидели обледенелые горы на неведомом берегу и некоторые острова рядом с ним, хотя и впервые полностью обогнули материк Антарктида. В соответствующих странах «патриотично» утверждается, что еще ранее эти берега наблюдали американские и английские китобои, какие-то чилийцы-аргентинцы и даже средневековые китайцы. Первую документально зафиксированную высадку на материк произвели норвежцы – вот они, пожалуй, и могут быть единственными конкурентами Беллинсгаузена и Лазарева за звание первооткрывателей. А также имеют хоть какое-то историческое обоснование своих претензий на территории в Антарктике (материк Антарктида плюс все острова и моря внутри 60 градуса южной широты). Но первыми заявили о своих притязаниях французы (Дюмон-Дюрвиль), которые не только увидели и высадились на материке, но и впервые установили там флаг Франции.

        Впрочем, делить территорию Антарктики будут в результате длительных и сложных переговоров и далеко не только на основании приоритета. Именно поэтому СССР и Россия никогда не заявляли о своих претензиях на Южный континент, однако подчеркивали, что в принципе от них не отказываются. Такую же позицию занимают и США, а суть проблемы заключается в том, что Договор об Антарктике явно устарел, а развитие технологий достигло такого уровня, что у возможных претендентов уже чешутся руки бурить ледяной континент на нефть, а также добывать там уран и золото. Похоже, что раздел Антарктики – вопрос уже близкого будущего.

 

Договор о бездействии

        О своих территориальных претензиях уже заявили Австралия, Аргентина, Великобритания, Новая Зеландия, Норвегия, Франция и Чили. Принцип разделения материка и окружающих морей – секторный, то есть Антарктику делят на треугольные куски как круглый пирог, через центр на Южном полюсе. В настоящее время границы секторов нанесены только на неофициальных картах и на почтовых марках некоторых стран-претендентов. Причем сектора разных стран накладываются друг на друга!      

К счастью, территориальные притязания дальше филателии не распространились. Осенью 1959 года в Вашингтоне открылась конференция, которая 1 декабря того же года завершилась разработкой Договора об Антарктике. Этот договор, подписанный первоначально Аргентиной, Австралией, Бельгией, Чили, Францией, Японией, Новой Зеландией, Норвегией, Южно-Африканским Союзом, СССР, Великобританией и США, предусматривает беспрецедентные в истории действия в отношении Южного материка и прилегающих островов. Точнее, предусматривает отказ от целого ряда действий и объявляет Антарктику зоной мира, в которой запрещается создание военных баз и проведение военных маневров, испытание ядерного оружия и захоронение радиоактивных материалов, но пока не запрещает поиск и добычу полезных ископаемых, разумеется, при соблюдении строгих мер по охране природы. Рыбку возле Антарктиды ловить можно.

По Договору Антарктика, в сущности, является международной научной лабораторией, в которой договаривающиеся стороны должны информировать друг друга о всех экспедициях в этом районе и о всех научных станциях, размещаемых в Антарктике. Предусмотрена инспекция всех объектов в любое время.

        Однако договор не означает, что присоединившиеся к нему государства отказались от своих территориальных претензий на континент и прилегающее пространство зоной действия договора считается район южнее 60-й параллели). Также стоит отметить, что запрещение военной деятельности в Антарктике носит несколько лицемерный характер, поскольку именно интересы военных ведомств, прежде всего США и СССР, и привели первоначально эти страны на ледовый континент. Поэтому в договоре специально отмечено, что он «не препятствует использованию военного персонала или оснащения для научных исследований». Неудивительно, что при отборе персонала на советские станции важным аргументом был не красный диплом физфака, а удостоверения совсем других специфических учреждений.

        Договор бессрочный, и многочисленные заявления об окончании этого срока в 2011 году (через 50 лет после начала действия Договора в1961 году) ничего не значат — если только к Договору не были приложены секретные статьи. А конспирологических баек вокруг Антарктики было всегда немало – вспомним хотя бы слухи о немецко-фашистской базе во льдах материка, где якобы скрывался и сам Гитлер. Заметим, что в Договоре предусмотрен механизм выхода из него и похоже, что момент назрел.

 

А что на другой стороне глобуса?

 

        Если раздел последних ничейных территорий в Антарктике еще не начался, то противоположную Арктику частично уже поделили, дележ продолжается, а холодная в обоих смыслах война уже грозит перейти чуть ли не в горячую. И это притом, что речь идет не о настоящей, твердой антарктической земле, а всего лишь о подводном арктическом шельфе и примыкающих подводных поднятий. Начали с Арктике потому, что этот район гораздо ближе к развитым странам и все-таки здесь не так холодно. А еще и потому, что появились высокие технологии добычи нефти и газа прямо через ледяную шапку, на больших и ранее недоступных глубинах. Подоспело и глобальное потепление. В результате американский и канадский шельф (затонувшая окраина материка, лежащая на сравнительно небольших глубинах) в основном поделены, о границе между норвежским и российским шельфом также уже договорились без участия морских пехотинцев. Хотя уникальный, почти абсурдный статус Шпицбергена (принадлежит Норвегии, но заниматься хозяйственной деятельностью, например, добывать уголь, может любое государство без спроса у норвежцев) наверняка будет со временен изменен.

         Несмотря на оставшиеся некоторые непринципиальные вопросы о границе по шельфу между США, Данией и Канадой, главной в Арктике является проблема громадного хребта Ломоносова, на который претендует Россия и Дания «лице» ее автономной провинции Гренландии), а также принадлежность поднятия Менделеева.

Суть спора заключается в том, что хребет Ломоносова предположительно соединяет российский шельф вблизи Новосибирских островов, шельф около канадского острова Элсмир и шельф острова Гренландия, минуя Северный полюс. Согласно Конвенции ООН по морскому праву, добычу полезных ископаемых на этом хребте может вести только то государство, к шельфу которого он примыкает. Россия уже представляла геологические доказательства такого примыкания, однако в ООН их сочли недостаточными, и исследования были продолжены. Но тут, как черт из андерсеновской табакерки, вдруг выскочила Дания со своими собственными претензиями на «наш» хребет, открытый и названный, кстати, еще советскими географами в1948 году. Дания тоже пока не представила веских доказательств, что хребет является продолжением гренландского шельфа, но проблема должна быть решена в ближайшее время. На поднятие Менделеева кроме России никто не претендует, но и российские претензии требуют доказательств. Что касается Северного полюса (точки дна Северного Ледовитого океана на глубине около 4300 метров), то установка в 2007 году Чилингаровым титанового флага России в этой точке произвела, с точки зрения международного права, ровно такой же эффект, как и установка флага США на Луне – то есть никакого, кроме пропагандистского.

Следует подчеркнуть, а об этом часто забывают, что шельф, и уж тем более хребты Ломоносова и Менделеева, не являются территорией прилегающего государства, а лишь областью, где только данное государство может заниматься экономической деятельностью. С другой стороны, а что еще нужно? Хвастаться размерами страны сейчас, глядя на процветающие микроскопические Сингапур или Гонконг, просто глупо. А вот заполучить и потом продать углеводороды  — совсем другое дело. Если арктические газ и нефть достанутся не России, а Дании или Канаде, то что мы будем экспортировать из нашей страны рискованного земледелия? И на какие деньги покупать за границей еду и всякие там айфоны с айпадами – сами-то мы делать почти ничего не умеем и с мазохистским удовольствием сидим на нефтегазовой игле. Причем пытаемся подсадить на эту иглу и Европу, протащив газопроводы вплоть до Италии. Именно для избавления от этой зависимости Запад и стремится поделить Арктику и ее углеводороды в свою пользу. Надо признать, что это вполне резонное желание, учитывая вздорный характер российского руководства. То же самое относится к покупке нефти у безумных иранских аятолл, и во многом по тем же причинам американцы втихую произвели «сланцевую революцию» с использование новейших технологий. Что особенно обидно, ведь у нас была отлично развита сланцехимия Ленинградской области есть даже город Сланцы), но дешевизна и обилие сибирской нефти привели к сворачиванию разработок. 

С шельфом и хребтами все понятно, однако остальная огромная часть Арктики не принадлежит никому – ни с политической, ни с экономической точки зрения. И в дележе ничейных сокровищ имеют право принять участие все страны мира, даже не имеющие выхода к Северному Ледовитому океану, да и вообще к морю – хоть КНР, хоть Зимбабве. Но у Зимбабве хватает и своих проблем, например, после изгнания белых фермеров обеспечить гордых зимбабвийцев хотя бы одноразовым питанием, а вот Китай с его фантастическими успехами в экономике уже посылает в Арктику свой второй ледокол. Боже мой, какой Китай, какая Арктика за тысячи километров от родины Конфуция? Стоит задуматься…

 

Надолго ли на юге без перемен?

 

И самое время вспомнить, что в Антарктиде у КНР имеется уже три постоянно действующие станции, там работают сотни китайских ученых, в том числе в погонах. При этом китайцы постоянно напоминают бледнолицым варварам, что Антарктиду еще в XV веке открыл великий мореплаватель Чжэн Хэ, по происхождению хоть и бухарский мусульманин, но ставший китайским подданным и влиятельным евнухом при императоре. КНР подписала Договор об Антарктике еще в 1983 году, как раз в начале перестройки Дэн Сяопина и явно для доказательства возвращения обнищавшей страны в клуб цивилизованных государств. Однако это было ровно 30 лет назад! С тех пор Китай превратился в богатейшую современную державу, не жалеющую гигантских средств на перспективные проекты, реализация которых может наступить еще очень не скоро. Для страны с пятитысячелетней историей и полуторамиллиардным населением это не срок и не проблема. Китай уже стал фактической мастерской мира, и не удивительно, что в КНР требуются ресурсы, которые еще только предстоит разрабатывать в течение будущих столетий.

А что же Россия, страна-наследник Российской Империи, направившей в кругосветное путешествие экспедицию Беллинсгаузена и Лазарева, «по дороге» открывшей Антарктиду? Первая исследовательская станция СССР на южном континенте появилась в 1956 году и была названа «Мирный» в честь одного из кораблей той самой экспедиции. Через пару лет была открыта ставшая впоследствии знаменитой станция «Восток». Именно здесь была зарегистрирована минимальная температура на Земле -89,2 градуса Цельсия, и прямо под этой станцией было обнаружено (теоретически предсказанное Андреем Капицей) подледное озеро Восток с жидкой водой, пробы которой совсем недавно были наконец-то были извлечены российскими учеными. Ценность этого исследования состоит в том, что озеро Восток на миллионы лет было законсервировано подо льдом Антарктиды и в нем может сохраниться реликтовая фауна. Для ученых это важно — во всяком случае, можно написать десяток диссертаций. Но предстоящая битва за Антарктиду будет вестись вовсе не за право изучать древних мокриц и букашек. Природные ресурсы – углеводороды, металлы и даже рыба гораздо интереснее.

Проблема освоения богатств Антарктики потребовала заключения специальных соглашений – хватит уже сидеть на сундуке с золотом и демонстрировать бескорыстную любовь к фундаментальной науке, не приносящей никаких материальных дивидендов. С самого начала освоения Антарктиды перед полярниками ставились конкретные задачи, связанные с изучением климата, географии и геологии материка в интересах богатого военного ведомства. В 1988 году без излишнего лицемерия была подготовлена Конвенция по регулированию освоения минеральных ресурсов Антарктики, однако затея провалилась из-за позиции Франции и Австралии – в те годы влияние «зеленых» было особенно велико и приходилось учитывать экологические требования. Сейчас, в кризисные времена, такой номер не прошел бы, но никакой Конвенции, видимо, уже и не требуется. Как только любой из участников Договора об Антарктике сочтет, что пора уже разжиться нефтью и золотишком, он откроет этот сундук. Кажется, первым будет Китай, не комплексующий по поводу осуждения мировым сообществом своих внутри- и внешнеполитических акций.

Следующей станет, скорее всего, Америка. Удивляться следует как раз тому, что США до сих пор не приступили к разработке полярных богатств. Или уже втихую приступили? На крупнейшей в Антарктике американской станции Мак-Мёрдо постоянно проживает и работает около 1200 человек 10 раз больше, чем на всех 6 российских антарктических станциях), там построено три (!) аэродрома, полярники используют более 100 строений различного назначения том числе оранжереи, обеспечивающие полярников свежими овощами и фруктами), имеется Интернет и спутниковая связь. На станции созданы прекрасные условия для работы специалистов, прямо по льду строится шоссе к другой американской станции Амундсен-Скотт на полюсе. Значительная часть персонала станции Мак-Мёрдо, которую часто называют «столицей Антарктики», служат в военном ведомстве США, и это явно не случайно.

 

Россия при 90 градусов южной широты

 

Перестройка нанесла серьезный удар по антарктической программе России. Из-за пресловутого недостатка денег (ха-ха, скажите про это Абрамовичу или Потанину!) были закрыты три станции, на остальных сократили персонал и материально-техническое обслуживание. Опомнились только в 1997 году, когда вышло в свет постановление Правительства «О деятельности Российской антарктической экспедиции». В нем предусматривался некоторый минимальный уровень деятельности экспедиции, ниже которого она не могла опуститься. Впрочем, и в период «заморозки» наших станций некоторые исследования продолжались, было даже сделано важное открытие – затягивание пресловутой «озоновой дыры». В результате быстро скукожилась пиар-кампания по удалению фреонов из дезодорантов и холодильников – несомненно, придуманная конкурирующими фирмами.

Кстати, на смену озоновой страшилки пришло антропогенное глобальное потепление. Действительно, средняя температура в Арктике в последнее время растет, но это никак не связано со сжиганием топлива и выбросами углекислоты. Антропогенное потепление, активно поддерживаемое чиновниками от атомной энергетики, лишь недавно было фактически признана несостоятельной и Россия уклоняется от поддержки бессмысленного Киотского протокола по сокращению выбросов. Заметим, что если в Арктике льды действительно тают, то в Антарктике, наоборот, наблюдается заметный рост снежного покрова.

В настоящее время разработана Стратегия развития деятельности России в тихоокеанском секторе Антарктики, в частности, Росгидромету передано новое экспедиционное судно «Академик Трёшников». На церемонии передачи Дмитрий Медведев многозначительно заявил, что «России нужно иметь свое достойное место в исследованиях Антарктики, потому что, если хотите, это не только научный вопрос, это еще и вопрос геополитического присутствия, а стало быть, будущего нашей страны». Станет ли Россия третьей страной, которая предпочтет интересы государства стремительно устаревающему Договору об Антарктике?

Антарктида – последняя не поделенная «земля» на планете, и в течение пары ближайших десятилетий мировое сообщество займется ее дележом. А шельф в различных районах Мирового океана уже поделен, за исключением арктического. Остается поделить сам Мировой океан. Современные и ожидаемые вскоре технологии позволят разрабатывать полезные ископаемые на больших глубинах, вплоть до 11 километров в Марианской впадине, так что и здесь следует ожидать межгосударственных конфликтов. А потом дело дойдет до Луны, металлических астероидов и добычи анобтаниума на Пандоре, не особо интересуясь мнением аборигенов на`ви.

 

озероокеангорыСША 

 

29.08.2013

(2521 просмотр.)

Untitled Document
 

Web-мастер

Система управления сайтом HostCMS v. 5