Кто такой
Книги нон-фикшн
Беллетристика
Рассказы
Статьи о несчастном покупателе
Самая разная наука
Вроде бы литература
Колонка и задачки в "Московской неделе" и Образцовый гороскоп
Не верю
Пресса о…
Друзья и товарищи
Фотогалерея
Новости
Дневник (ЖЖ)
Обратная связь


Главная Самая разная наука Разное, в том числе глупое и забавное, но научное Апрель в лесу

Апрель в лесу

Апрель в лесу

В редакции «Известий» состоялась встреча с известным писателем и журналистом Василием Песковым. Со знаменитым знатоком и любителем природы беседовали главный редактор «Известий Владимир Мамонтов, шеф-редактор „Известий“ Елена Овчаренко, обозреватели Петр Образцов и Игорь Являнский.

Вопрос:

Ответ:

В:

О:

В:

О:

В:

О:

В:

В:

О:

В:

— Я хожу в юго-западный. Я когда-то жил в том районе. Называю — моя Месопотамия — между Киевским шоссе и Калужским. Он, конечно, сейчас изменился, хотя в начале 60-х годов я снимал там тетеревов. Ничего там не осталось. Понимаете, ведь у нас это одна из больших проблем, причем само Подмосковье эту проблему не решит, а только с помощью Москвы и московских денег. Потому что Москва выбрасывает из себя фантастическое количество всякой муры — бутылки пластиковые, которые триста лет будут лежать в земле и ничего с ними не сделается. Кучи каких-то консервных банок, шифер, цемент. Просто страшное дело, а для меня этот лес родной. Я думаю, мог бы я жить в другом месте? Ни в коем случае. Как я мог бы жить без этого леса?! Все живое является продуктом, той среды, где он вырос.

В:

О:

В:

О:

В:

— Когда Стрельников мне сказал: Вася, я вот 13 лет живу в Америке, у меня уже глаз замылился, давай попробуем проехать по стране вдвоем и двумя парами глаз поглядим на одно и то же. Я тогда все, что можно об Америке было у нас написано, прочел — с полтысячи разных статей, включая журнал „Америка“. И мы поехали достаточно подготовленными. У меня статья была по сельскому хозяйству: Америки, про первых поселенцев Они даже не представляли, что на западе Америки лежат непаханые прерии и выжигали леса. Вообще европейцы получили потрясающий „пирог“ — совершенно не тронутые земли, даже мышью. Однажды едем в штате Виргиния и увидели фермера. Я вылезаю из машины, даю ему бумагу, написанную американскими журналистами, что двое русских путешествуют по Америке, чтобы рассказать о нашей природе и жизни простого человека. Просьба им помогать. Он прочел и мы разговаривали с ним 6 часов около его домика. Да, путешествие было замечательным.

В:

электронных приспособлений?

О:

В:

О:

В:

О:

В:

Агафью Лыкову. Кстати, сколько ей сейчас лет?

О:

Все живое — продукт той среды, где оно сформировалось, и человека тянет туда. Сейчас ей губернатор Тулеев помогает, молодец. Он ей в позапрошлом году с попутным вертолетом переправил 20 мешков муки и крупы, и соли. Лыковы ведь первое, о чем попросили геологов, которые их обнаружили — это соли. Я как-то спросил Агафью, что тяжелее всего вам было? Она ни секунды не сомневалась — говорит, хлеба без соли. И еще ей кошки были нужны, чтобы ловить мышей и бурундуков. А живет она в курятнике, потому что курятник маленький и теплый. Мы ей две хижины построили, но они холодные. У Агафьи куры есть и козы.

Сейчас она болеет, жалуется — у нее какая-то растет киста. Мы ее свозили в Абакан на исследование. Врачи нашли, что киста доброкачественная, но надо делать операцию. Она ни в какую. И мы не стали настаивать — непонятно, что с ней потом делать. Ее в больнице даже кормить было трудно — она ничего не ест из больничного, а воду ей подавай из реки.

Я до поездки к Лыковым пошел в Ленинскую библиотеку и сказал: дайте мне прочесть о расколе все, что вы считаете нужным, сидел неделю, изучал раскол, причины, как все происходило, какие последствия. Почему зовут киржаками, почему сжигали себя во времена Петра. Они потеряли литургию, хотя и остались христианами, сквозь которое начало прорастать язычество. Появился рябиновый толк - поклоняются рябине, тополиный толк — поклоняются тополю. Есть верники, которые молятся в дырку на Восток. Лыковы, как я понял еще до поездки, это самая отсталая секта бегунов. Неграмотные крестьяне, которые считали - с миром жить нельзя, от мира надо бегать и таиться. Причем Лыковы вообще была одна семья. Отрезали они будущее для детей своих. Агафья так и говорила: я Христова невеста.

Однажды меня спросили — что они у вас согласились взять? А дело в том, что раскол совпал со временем мировых болезней — холеры и чумы. Вот они жили где-нибудь в скиту и приходил человек, и после него вдруг весь скит умирал. Здравый смысл им подсказывал, что это от того, что он с собой принес, и установили порядок: не брать никакую одежду, не брать никакую еду у пришлых, или вещеи проводить через огонь. Я взял с собой хлеб, конфеты, сахар, кофе, чай, лимоны, сгущенное молоко, 50 названий — всего понемногу. Разложил перед ними — они ничего не взяли, кроме лимонов. Агафья отнесла эти лимоны в ручей, они ночь там лежали, а утром ели их, как мы едим яблоки. Потом постепенно произошло смягчение, они стали брать нечищеную рыбу, чищеную — нет. Хлеб — ни в каком случае, а муку — пожалуйста. До смешного доходило — я привез им трехлитровую банку меда, а она говорит — Василий, в этакой посуде-то не можно нам исть. Я пошел к вертолетчику и попросил отвезти мед в поселок, где жил старовер, и пусть он из этой банки переложит в берестяной туес. Или вот они за руку не здороваются. Если ты нечаянно задел их, они бегут к берестяному рукомойнику, и как бы руки моют — а воды в рукомойнике нет! Это уже превратилось в ритуал. Среди их врагов — четыре человека: Петр I — антихрист, Никон, нет, царь Алексей Михайлович, и купец, который какую-то их староверскую общину надул на 200 пудов соли. Они ему этого не простили до сих пор.

Что их больше всего удивило в современном мире? Телевизор, наверное, они его видели у геологов и страшно заинтересовались. Удивил их плывущий теплоход. Но они посчитали, что это грех, нельзя это рассматривать. Агафья посмотрит пять минут, и за дверь, грех замаливать. Но они все приняли, как какую-то сакральную данность. „Измыслили“, как они говорят, люди. Так же они отнеслись к самолету, вертолету. Старика Лыкова поразило однажды, как я чего-то принес ему в пластике прозрачном завернутое. Он говорит — Василий Михайлович, что же это люди измыслили? Стекло, а мнется.

У Агафьи нее прекрасная память, она прекрасно помнит фамилии всех, кто у нее бывал. Спросишь ее — Агафья, скажи, какое число по вашему счету? Она и скажет, что 7 тысяч 200 какой-то год, такое число, а по-вашему — это вот такое.

Я вам хочу сказать вот что. Я в воронежскую газету пришел со своей темой о природе. Каким образом это было? В поезде какой-то парень молодой увидел мои фотографии и говорит: слушай, да ты хорошо снимаешь! Зашел бы к нам в редакцию. Я зашел в редакцию и мне сразу понравилось ужасно. Сказали: напечатайте фотографии, принесите еще. Я принес. Потом Борис Иванович Стукалин — слушай, говорит, ты как-то под фотографиями иначе пишешь, попробуй написать что-нибудь. Я говорю: я что же я могу написать? Но я любил страшно природу и решил — напишу-ка я о природе. Поехал в заповедник, это недалеко было, 25 километров. И написал заметку под названием „Апрель в лесу“. На следующий день он вызывает меня и говорит: ну вот что, мы посмотрели, бросай свои фотографии и переходи к нам. Я проработал три года в газете, это была сплошная радость. Однажды, в 1956 году,была суровая зима в Воронежском заповеднике и мне сказали, что там мальчишка какой-то на станции „Графская“ спасал этих оленей, носил им сено, соль, овес. Я туда поехал и мы с ним пошли на лыжах в лес, забрав с собой охапку сена, мешочек овса, соль. Потом написал такой рождественский рассказ, назывался „В глухом квартале“. Принес Борису Ивановичу и говорю вот этот материал я хотел бы послать в „Комсомолку“. У меня такие амбиции были. Мое письмо попало в руки Плющеву, и он почувствовал, что для газеты есть новая тема — об этом раньше не писали. Я получаю телеграмму: ваш материал будет напечатан в таком-то номере газеты. Я жил за городом, приехал в Воронеж, купил в киоске газету, открываю — боже мой, на четвертой странице написано: „Когда бушевали метели“. Изменен был только заголовок… А потом — после войны был глупый дурацкий указ про обложение каждой яблони налогом. В деревнях повырубили все сады. Я написал тут же очерк „Зеленый клад“. И собкор в Воронеже передал текст по телефону. И редакция позвала меня в Москву. Борис Стрельников обнял меня, он был заведующим отделом, сказал: «Вася, ты хочешь работать у меня?». Хочу. Ну и работай. Меня послали в командировку в Сибирь. Я оттуда приволок неимоверное количество разных материалов. Потом мне говорят — мы тебя не будем посылать никуда, оставайся в Москве. Но тебе надо подобрать какую-то должность, например, заведующий отделом иллюстраций. Я говорю, что всю жизнь боялся должностей, это не мое дело, у меня не будет получаться, я не люблю этого. А они — а как мы тебе дадим жилье? Какая-то должность нужна. Так и остался в «Комсомолке».

Ей 63 года, на родилась в 45 году после войны. Никак не могла ее мать разродиться, и отец срубил кедр, выдолбил корыто в стволе, положил туда камней горячих, залил водой и она в теплой воде родила Агафью. Живет она по-прежнему в лесу. Когда ее отец умер, я подумал, что хорошо бы ее отправить к родственникам — у нее по материнской линии тетки были. Она у них пожила неделю, а когда я приехал, просит - Василий, возьми меня отсюда домой, домой хочу.
Василий Михайлович, расскажите про вашу знаменитую отшельницу
Что происходит на Волге? Во-первых, изменилась сама река. Это уже не река, а цепь водохранилищ, созданных плотинами. Это большие пространства. Лодочку можешь и не увидеть, ей не обязательно выезжать на середину. На лодке на середине делать нечего, она только у берега. А теплоходы все-таки плавают. Но и без водохранилищ Волге тоже трудно было бы до революции были места на Волге, по которым перегоняли коров вброд.
У меня знакомая плавала по Волге и говорит, что можно неделю плыть и не встретить лодочки, что Волга абсолютно пустая.
Конечно, стало лучше. Например, снова появилась стерлядь в Оке. Или вот были растения, которые с распашкой целинной степи в Таврии, на юге Украины после вспашкой погибли. И считали, что это, начиная от ковыля и кончая. Сейчас, когда земля во многих местах не пашется, вдруг пошли те самые растения. То есть, исчезни человек — природа не пострадает. Она сама восстановит себя.
Зато время с начала 90-х годов, когда у нас ничего не производилось, и промышленность захирела, восстановилась ли экология?
Это сделано примитивно просто. У меня не простая картотека, которая только запутывает. Например, я нашел тему — лиса. Я беру конверт и пишу: «Лиса». И в этот конверт, чтобы мне не попало, читал ли я, наблюдал ли я, слышал ли я, я туда складываю. В нужный момент беру этот конверт, просматриваю, что ненужно — выкидываю. И это все. Например, нахожу тему — животные соображают или не соображают. У нас на даче жила кошка несколько дней, а на шестой день кошка исчезла. Туда-сюда, дочка плачет, жена плачет, кошку полюбили. Утром просыпаемся грустные. Смотрим, утром появляется один из котов, который за ней ходил. И как-то странно себя ведет — как будто говорит — идите за мной. И привел нас на край поселка и что же я увидел? Я увидел сосну, на которой сидела наша кошка. Видимо, увидела собаку, инстинкт сработал, она рванулась на дерево, а слезть не может. Удивительно, что нашелся кот, который понял, что надо сделать. Животные отлично понимают мощь человека, его возможности, и все нас боятся. Но если другая опасность превышает опасность от человека, они ищут защиты и помощи человека. Однажды пришла лосиха в деревню, и тоже себя ведет как-то странно — не убегает. И она людей к яме, в которую трактористы сливали отработанное масло, а в яме — ее лосенок, и выбраться не может. Людт его достали.
У вас потрясающий архив. Как он организован без современных
Сейчас по телевизору показывают путешест вие по Америке Познера с Ургантом. А мы помним, какие потрясающие очерки читали про ваше путешествие со Стрельниковым…
Никто не может сказать. Есть две позиции, две группы спорщиков. Одни говорят, что это глобальное потепление. Другие — что такие процессы и раньше были. У меня есть книга «Выписки из летописей», и там написано, что в когда-то, довольно давно, в Польше вызрела земляника в феврале месяце. То есть аномалии были и раньше. Они и на наших глазах были — например, две самые морозные зимы — во время войны с Финляндией в 1939-40 гг., и второй второй раз зимой 1978-79 гг. Трамваи ходили по Москве с облезлой краской, птицы залетали в метро, воробьи мерзли на лету.
Посмотрите, какой теплый в этом году апрель. Это и есть глобальное потепление?
Осталось у нас всего два массива — Битцевский парк и Лосиный остров. Но главное — очень много людей, 11 миллионов, в Москве. Это убийственное дело — концентрация людей на малых масштабах. А в природе есть закон регулирования — на каждого карася есть своя щука. Кто-нибудь кого-нибудь ест. И поэтому удерживается в таком очень хорошем равновесии. Человек как-то из этого круга вышел, потому что у него есть лекарства, но косвенно все равно он подвержен этому закону. И это станет трагедий человека. Земля не способна обеспечить всех. Есть такой Римский клуб — собираются время от времени мыслители и размышляют, что же будет с планетой Земля, с человеком. В 60-х годах они сказали, что если человечество будет так же развиваться, то через некоторое время резко упадет численность населения — хотя и не ясно, отчего — от качества воды, исчерпания нефти, а то и атомной войны.
А как спасать лесные массивы в Москве?
А вы в какой лес ходите?
Как сказать Охота вообще, как таковая, с каждым годом исторически, на наших глазах, сокращалась, и дальше будет сокращаться, потому что охотников много, а дичи все меньше и меньше.Сейчас на осеннюю охоту дается времени немного, на весеннюю дается еще меньше или вообще хотят запретить, потому что мало всего становится. Я не против охоты, я считаю, что вот в Европе, например, если бы не охотники, вообще ничего не было бы. Культурный охотник не очень страшен. Но дело в том, что нынешняя русская братия вооружена до зубов, всякие ночные прицелы у них, с автомобилей охотятся, никакой управы на них нет.
Вот вопрос - начинается весенняя охота. Вы — противник охоты?
Василий Михайлович, купил уже «Лукойли берет в аренду те наши брошенные скважины, и оттуда выкачивают еще 30 процентов.
Рыбу у нас продавать, моряки ее прямо перегружают в океане на японские, какие-то другие суда, либо привозят селедку, треску в какой-нибудь норвежский порт — выгоднее там продать, а у нас несчастный хек стал уже невыносимо непокупаемым. Или вот нефть. Я говорил с геологами - американцы закачивают воду, разбавляют, а потом сепарируют, отделяют и вытаскивают из пласта процентов 60 нефти, а мы процентов, дай Бог, тридцать.
Помните Андрея Крайнего? У “Комсомолке» работал, а сейчас стал рыбным министром как у нас сейчас с рыбой?
Власть вообще очень далека от экологических проблем. Вот возьмем один из лучших наших заповедников — Приокско-террасный, на Оке. Решили проделать дорогу через заповедник. Что заповедник разрушает сразу. Приехал туда не Трутнев, а сельскохозяйственный министр Гордеев. Зачем он приехал? Оказывается, у товарища Гордеева село где-то там, туда прямую дорогу надо. А он собирался, сейчас не знаю, как он себя поведет, быть губернатором в Рязанской области, он заранее все готовил.
Сейчас денег больше стало, в десятки раз. Чего же теперь не хватает?
Ничем. Он все кивал, все соглашался, но, между нами говоря, наше правительство не экологическое, понимаете? Они, когда собрались и стали думать, как вылезать из ямы, в которую мы затесались — они правильно решили, что вылезти мы можем только с помощью природных ресурсов. Это правильное решение, больше нам не за что уцепиться было. Но они вместе с водой выплеснули ребенка, понимаете? Все-таки охрана природы в наше время — это часть здоровой среды человека, это часть культуры общечеловеческой, и просто так нельзя — раз и все. Мы за Комитет по охране природы несколько лет боролись. Рыжков Николай Иванович, вот он учредил Комитет по охране природы. Все он очень хорошо понимал, через два часа разговоров со мной спрашивает - ну как там ваши Лыковы? Я говорю: вы что, читали? Отвечает — ну конечно, как же можно. И мы с ним сдружились. Потом учредили мы Фонд помощи зоопаркам, потому что зверей нечем было кормить. Потом учредили выпуск марок с добавлением 1-2-копеечной марки. Когда Гайдар обрушил деньги, все деньги собирали мы по копейке, все, конечно, погорело. Закрыли Комитет по охране природы, ни с кем не посоветовались, закрыли все. Упразднили лесное ведомство, а оно существовало двести лет со времени Павла. Наработаны были традиции лесные, была создана наука лесная, накоплен был опыт охраны лесов. Вот я говорил с Путиным: Владимир Владимирович, вот сейчас с вами мы поедем на двух КамАЗах с подъемным краном, с электрическими пилами в Звенигород, потому что там только сохранился еще лес. Никто к нам не подойдет. Мы будем ехать, никто к нам не подойдет. Лес воруют сейчас по-черному просто. Вот как обстоит дело. В общем, придумали Лесной кодекс, в котором заложена была пружина частной собственности на леса. Трутнев позвонил мне, сказал: Василий Михайлович, я все-таки в делах лесных, растительных, звериных ничего не понимаю. Что вы собираетесь обсуждать с президентом, потому что меня тоже зовут туда? Я говорю - что с лесом будет? Он — да, вы правы, слова «приватизация» у нас не будет. Нельзя отдавать леса. А как? А вот как в Канаде, в аренду. На сколько? На 99 лет. Я говорю: вы не говорите только народу, народ вас обсмеет просто. Вы что? Что такое 99 лет в наше быстротекущее время? У нас леса останется меньше, чем волос на голове у меня. Он засмеялся. Я так чувствую, что это не его была цифра. Но когда стали говорить и этот вопрос возник, он там присутствовал, они решили на 49 лет отдавать в частную собственность. Ну что это такое? Это ничего не меняет. 49 лет — это то же самое.
Василий Михайлович, давайте поговорим «в свободном полете», потом все приведем в систему. Вот, наапример, такой вопрос - чем закончилась вся эта эпопея с лесом, Путиным и Лесным Кодексом?
Жизнь коротка. Я однажды разложил карту, прикинул, где надо побывать, я понял, что десять жизней надо прожить, чтобы побывать везде.
В апреле — круглая дата передачи «В мире животных». Вот и повод для нашей встречи. И про животных знаете лучше всех, и всюду побывали.

 

11.03.2009

(1975 просмотров.)

Untitled Document
 

Web-мастер

Система управления сайтом HostCMS v. 5